Информационные риски инфраструктурных проектов

18 октября 2018
Информационные риски инфраструктурных проектов  

Какое количество проектов можно было бы спасти, сколько людей сохранило бы свои рабочие места и от каких проблем можно было бы избавиться, если бы инициаторы проектов заранее продумывали систему маркетинга и информационного сопровождения.

Предпосылки:

  • В информационном пространстве имеется существенный объем разноплановой информации, так как в рамках концессионных проектов создается, модернизируется и эксплуатируется публичная инфраструктура, которая не только затрагивает интересы большого количества граждан, но и зачастую напрямую влияет на условиях их жизнеобеспечения.
  • В публичном пространстве регулярно присутствует информация, которая по объективным причинам имеет негативный характер (ремонты, перекрытия, шум, отключения, технологически необходимые перерывы в оказании услуг, повышение стоимости, конкуренция, политические и социальные наслоения и пр.), которая оказывает существенное влияние на общественное мнение по отношению к концессионеру и/или проекту.
  • Часть СМИ, став в оппозицию по отношению к действующей власти, априори негативно воспринимают все ГЧП и концессионные проекты как проекты, аффилированные с органами власти.
  • Выбор концессионера производится на конкурсной основе, поэтому зачастую потенциальные концессионеры прибегают к недобросовестной конкуренции, намеренно очерняя своих оппонентов.

К сожалению, в России в большинстве случаев присутствует негативное отношение к лицам и организациям, обладающим свободными деньгами для осуществления вложений. Действует, так называемая, презумпция виновности, поэтому начиная работу по структурированию проектов ГЧП стоит помнить, что в случае какой-либо кризисной ситуации из инициатора и инвестора можно превратиться в козла отпущения.

Возможные обвинения в адрес частного партнера (концессионера):

  • Аффилированность учредителей или менеджмента проектной организации с представителями федеральных и региональных органов власти, а также органов местного самоуправления. Например, по причине согласования органами власти очевидно завышенных показателей проекта (объем вывоза мусора, автомобильный траффик и пр.), которые при заключении концессионного соглашения накладывают чрезмерные обязательства на региональный бюджет.
  • Уход от налогов. Отсутствие веры в будущее национальной экономики. Вывод финансовых средств от реализации проектов ГЧП в оффшорные зоны.
  • Наличие связей учредителей и/или менеджмента организации с криминалитетом, преступным миром. Поиск и публикация слухов, сплетен и мистификаций.
  • Отсутствие компетенций у специалистов компании в сфере реализации проектов ГЧП в определенной отрасли. Как правило, это связано с отсутствием или недостаточным объемом необходимой информации об организации, ее учредителях и менеджменте в свободном доступе в сети интернет. Возможно в публичном доступе имеется информация о неудачах менеджмента на подобных проектах.
  • Несостоятельность проектной компании. Отсутствие собственных средств у проектной организации для реализации проекта. Растущий долг проектной организации, полученный до момента фактического начала создания, реконструкции и/или модернизации объекта инфраструктуры. Малый объем уставного капитала проектной организации.
  • Обкрадывание населения. Обвинение характерно для проектов, формирующих доходную часть за счет взимания платы через тариф или через плату за доступ к объекту инфраструктуры. Например, рост тарифов за теплоснабжение или высокая стоимость проезда по платной дороге. Также проблемой может являться постепенное повышение тарифов, население не связывает повышение качества услуг с ростом стоимости пользования.
  • Угроза экологии. Недостаточное обоснование целесообразности выбора и применения технологических решений, связанных с реализацией проекта и с оказанием оператором проекта услуг населению. Например, захоронение или сжигание ТКО.
  • Нарушенный баланс рисков и обязательств. Частный партнер (концессионер) и кредитная организация перекладывают все проектные риски на публичного партнера (концедента), что нарушает баланс проекта. При наступлении кризисной ситуации, например, дефолта проекта или неисполнения обязательств концессионером концедент должен будет расторгнуть концессионное соглашение и, соответственно, попадает под штрафные санкции.
  • Выбор оборудования. Технологическое оборудование может вызывать множество вопросов, как со стороны населения и СМИ, так и со стороны контрольно-надзорных органов. Например, слишком высокая стоимость поставки и/или обслуживания проекта, есть более дешевые аналоги, срок концессионного соглашения 15 лет, а уже через 5 лет установленного оборудование устареет и нужно будет полностью менять технологическую базу.
  • Саботаж технологического развития России. Приобретение иностранного оборудования в разгар санкционной войны.
  • Нецелевое использование бюджетных средств, выделяемых из бюджетов различных уровней в проект. Подобное обвинение может привести к уголовному преследованию.
  • Халатность. Нарушения технологического процесса, способные привести к угрозе жизни пользователей объекта инфраструктуры.

Возможные обвинения в адрес публичного партнера (концедента):

Обвинения в адрес частного партнера, как правило, в дальнейшем транслируются и на публичного партнера. Молчание публичного партнера в глазах населения, общественных активистов и СМИ означает согласие и может трактоваться как одобрение непопулярных действий частного партнера.

Практически все перечисленные обвинения можно выдвинуть в адрес публичного партнера, однако есть и обвинения, которые являются уникальными исключительно для органов власти.

  • Обвинение в коррупции. Самый распространенное обвинение, например, по причине согласования завышенных показателей проекта (особенно гарантированного дохода через плату концедента), принятие на себя излишних обязательств или откровенное лоббирование интересов конкретной частной организации.
  • Недостаточно широкое освещение конкурса на право заключения концессионного соглашения, из-за чего правительство субъекта Российской Федерации заключило договор с единственным заявившимся участником.
  • Игнорирование интересов населения. Отсутствие предварительного обсуждения параметров проекта и соглашения с частным партнером.
  • Модный, но бесполезный проект. Иногда органы власти стремятся реализовывать проекты ГЧП прежде всего для сохранения позиций в тематических рейтингах, при этом бывают случаи, когда реализуемый проект объективно бывает не нужен, так как он не решает общественно-значимых задач. А бюджетные деньги могли быть потрачены более эффективным способом на действительно нужные населению социальные проекты.
  • Угроза экологии. Например, для транспортных проектов характерны обвинения в прохождении автомобильных трасс по территории заповедников.
  • Внутренняя конкуренция. Органы федеральной и региональной власти, а также местного самоуправления являются большими корпорациями, в которых постоянно происходит борьба за влияние. Порой ведомства не могут поделить полномочия и намеренно саботируют процесс подписания концессионного соглашения. В итоге население остается без полезного проекта.

Подобные обвинения в случае недостаточного к ним внимания могут привести к серьезным рискам и фактическим потерям.

Некоторые риски для частного партнера (концессионера):

  • Финансовые риски:
    • Возможное расторжение или изменение условий концессионного соглашения путем объявления нового конкурса по выбору концессионера.
    • Потеря средств, затраченных на структурирование проекта и оплату работы команды.
    • Срыв сроков начала реализации проекта и последующее удорожание стоимости создания объекта инфраструктуры.
  • Репутационные риски:
    • Отказ публичного партнера от сотрудничества с организацией и ее представителями. Распространение информации о неудаче на другие территории.
    • Получение негативных отзывов от конечных пользователей объектов инфраструктуры, влияющих на публичную репутацию организации.

Некоторые риски для публичного партнера (концедента):

  • Финансовые риски:
    • Компенсация затрат концессионеру в случае расторжения концессионного соглашения и потеря налоговых поступлений от реализации концессионного проекта.
    • Снижение инвестиционной привлекательности территории и потеря потенциальных инвесторов.
  • Репутационные риски:
    • Утрата доверия со стороны федеральных органов власти. Нежелательный публичный конфликт во время выборного цикла. Руководство не способно влиять на ситуацию на подконтрольной территории.
    • Потеря доверия со стороны населения. Представители органов власти готовы жертвовать здоровьем и благополучием жителей ради реализации проектов с сомнительной эффективностью.

В связи с вышеперечисленным рекомендуется проведение работы по прогнозированию возможных информационных рисков и вариантах их нивелирования на этапе структурирования проекта.

Рекомендованные этапы информационной работы на ранней стадии структурирования проекта ГЧП:

  • Анализ информационного окружения. Определение целевых аудиторий, лидеров мнений, конкурентной среды и пр.
  • Подготовка обоснования целесообразности реализации проекта. Акцент на социальную востребованность, уровень удовлетворенности населения качеством оказываемых услуг действующими операторами объектов инфраструктуры, внимание к защите экологии и пр.
  • Разработка стратегии информационного сопровождения проекта. Прогнозирование возможных кризисных ситуаций и описание сценариев выхода из них, определение информационных пробелов, разработка методических материалов для внешних коммуникаций и взаимодействия со СМИ, подготовка медиа-плана информационного сопровождения проекта.
  • Формирование лояльных проекту групп влияния. Подготовка легенды, установление контактов, формирование «дорожной карты» действий.

Управляющий партнер Стратегической группы «Гиперион»,
Координатор «Инфраструктурного клуба» (InfraClub)