Что не так с обвинениями в адрес концессии по реконструкции роддома в Салавате?

10 января 2019
Что не так с обвинениями в адрес концессии по реконструкции роддома в Салавате?  

Проекты ГЧП – давно являются красной тряпкой для всевозможных контрольно-надзорных органов и общественных активистов, особое внимание к ним проявляет ОНФ и уже не в первый раз к перинатальным центрам. В 2015 году было много шума вокруг создания перинатального центра в Сургуте, тогда проект ГЧП посчитали сомнительной закупкой, обвиняли в завышенной сметной стоимости, использовании оффшорной компании, приобретении преимущественно иностранного оборудования и многом другом. В этот раз активисты из ОНФ взялись за проект по реконструкции Салаватского городского родильного дома на основе концессионного соглашения в Республике Башкортостан. Предполагаемая цель атаки – расторжение концессионного соглашения.

На старте Минздрав Республики Башкортостан ставил проект в пример. Частная инициатива, тариф ОМС увеличивать не надо, инвестор все затраты берет на себя, денег из бюджета не требуется.

По условиям концессии инвестор обязан реконструировать и модернизировать роддом с общим объемом вложений 286 млн руб. — 100 млн на реконструкцию и 186 млн руб. на медицинское оборудование. За это ему передали на 23 года имущество больницы и три земельных участка общей площадью 21,5 тыс. кв. м., где он вправе построить новые корпуса с платными отделениями, и гарантировали госзаказ. Концессионное соглашение было подписано 22.12.2017 между правительством Башкирии и уфимским ЗАО «Генус», входящим в группу «Дельрус». В апреле 2018 Салаватский городской родильный дом стал АНО «Перинатальный центр» города Салавата.

От кого обвинения?

  • Недовольные сотрудники больницы.
  • Недовольные пациенты.
  • Общероссийский народный фронт (ОНФ).
  • Национальная медицинская палата.

Каковы обвинения?

  • Сокращение заработной платы при увеличении нагрузки.
  • Упразднение пенсионных льгот для медработников, так как они теперь являются сотрудниками коммерческого предприятия. Со времени подписания соглашения о передаче медучреждения в концессию в апреле 2017 у сотрудников был прерван стаж.
  • Сокращение штата сотрудников. Персонал был сокращен на 10%. Неукомплектованность персоналом составляет 50%. С начала действия концессии добровольно-принудительно уволились 37 специалистов.
  • Увеличение доли платных услуг.
  • Увеличение сроков получения анализов и биоматериалов. Если раньше все лабораторные анализы выполнялись в Салавате по ОМС и результат был готов в течение двух–трех дней, то сейчас биоматериал отправляют на исследование в дочерние фирмы «Генуса», в Екатеринбург и Санкт-Петербург, а получение результатов затягивается на две-три недели.
  • Ухудшение качества обслуживания. Все происходящее противоречит положениям «майского указа» президента России, нацеленным на увеличение рождаемости и улучшение качества и доступности медицинской помощи.
  • Неисполнение обязательств концессионного соглашения. Поставка б/у оборудования. За девять месяцев работы перинатального центра не было приобретено новое оборудование, хотя это прописано в соглашении, но было арендовано два аппарата УЗИ, которые уже вышли из строя.
  • Публичный партнер (концедент) не уделяет достаточного внимания концессии. Эксперты пришли к выводу, что с момента заключения концессионного соглашения не было должного сопровождения перехода роддома к новому владельцу со стороны профильного органа власти. Эксперты напомнили, что при реализации пилотных проектов бывают «шероховатости», но они должны сглаживаться при содействии Минздрава. Все медицинские организации находятся под его началом, ведомство обеспечивает организационно-методическое содействие учреждениям всех форм собственности, а не только государственным.
  • Намёк на намеренное доведение государственного объекта здравоохранения до состояния, когда объект стал неэффективен и перестал справляться с возрастающим объемом работ. «Сначала довели родильный дом до непотребного состояния, а потом, когда предприятие опускает вот приблизительно так, это должно оставаться в государственном, это позиция национальной медицинской палаты и ОНФ».
  • Намёк на то, что объектами концессионных соглашений могут быть только новые постройки. Реконструкция – это профанация, и скрытая приватизация. Реализация такого рода проектов является ничем иным, как началом приватизации стратегически важных объектов здравоохранения под видом ГЧП. Глава Национальной медицинской палаты подчеркнул, что в России есть медицина государственная и есть частная. На примере АО «Медицина» Леонид Рошаль показал, как должна строиться система оказания платных медицинских услуг населению: собрали деньги, с нуля построили больницу, оснастили ее оборудованием.
  • Нельзя отдавать единственный в городе роддом в частные руки. Люди должны иметь право выбора между частным и государственным роддомом. В Салавате выбора нет, и женщины уезжают за медпомощью в Стерлитамак или Уфу.
  • Игнорирование мнения экспертного сообщества при заключении концессионной сделки. Договор не прошел общественную экспертизу.

Риски для концессионера

Финансовые риски:

  • Возможное расторжение или изменение условий концессионного соглашения.
  • Потеря средств, затраченных на структурирование проекта и оплату работы команды.
  • Срыв сроков реализации проекта.

Репутационные риски:

  • Компания не исполняет взятые на себя обязательства по концессионному соглашению. Отказ других территорий от сотрудничества.
  • Компания некачественно оказывает услуги населению. Уменьшение трафика населения в больницу.
  • Депрессивная кадровая политика компании. Хорошие специалисты будут избегать работы в компании.

Риски для концедента

Финансовые риски:

  • Компенсация затрат концессионеру в случае расторжения концессионного соглашения.
  • Потеря потенциальных инвесторов других проектов вследствие снижения инвестиционной привлекательности региона.

Репутационные риски:

  • Неспособность правительства субъекта РФ отстаивать интересы инвесторов, которые приходят на территорию субъекта РФ.
  • Правительство субъекта РФ невнимательно относится к здоровью своих жителей, иначе почему самостоятельно не справилось с ситуацией.

Надеюсь, что пыль уляжется и все стороны смогут наладить конструктивный диалог, хотя сильно в этом сомневаюсь. Для активистов и СМИ гораздо привлекательнее нагнетание информационной истерии.

В целом, очень здорово, что в России существует такая организация как ОНФ, которая способна выступать от лица угнетаемых групп общественности и обладает возможностью донесения своей позиции до первого лица страны. Я действительно считаю, что в условиях практически полной недееспособности профсоюзов, подобная организация нужна. Но обращаю внимание, что кто-то должен контролировать деятельность подобного гиганта с практически бесконечным медийным ресурсом, так как везде могут найтись «бизнесориентированные» и «договороспособные» люди, которые могут использовать возможности организации в своих корыстных интересах.

Мы продолжим следить за развитием ситуации. Господа концессионеры и концеденты, учитесь на чужих ошибках.

Управляющий партнер Стратегической группы «Гиперион»,
Координатор «Инфраструктурного клуба» (InfraClub)